Что делать, если твой ребёнок - наркоман? ИНТЕРВЬЮ матери пациента Клиники Маршака

Что делать, если твой ребёнок - наркоман? ИНТЕРВЬЮ матери пациента Клиники Маршака

Что делать, если твой ребёнок - наркоман? ИНТЕРВЬЮ матери пациента Клиники Маршака 27.05.2020
Наркотики могут прийти в любой дом, в любую семью. Многие подростки начинают употреблять запрещенные препараты в период экзаменов – они повышают работоспособность.

Мама одного из пациентов клиники Маршака, который год назад успешно прошел курс лечения, рассказала о том, каково это – узнать, что твой ребенок – наркоман, и почему «лечиться» нужно всей семье.


- Когда и при каких обстоятельствах вы узнали, что сын употребляет наркотики?

Марина С.: Это случилось год назад, в мае. Сыну тогда было семнадцать лет. Я случайно обнаружила у него в куртке пакетик с порошком.

- Что вы тогда почувствовали? Шок? Ярость? Страх?

М.: Вы знаете, наверное, это прозвучит необычно, но я испытала облегчение. Дело в том, что последние полгода я замечала, что сын стал каким-то странным. Вроде бы, такой, как всегда: учеба, досуг, тренировки, не могу сказать, что он отличался девиантным поведением. Но сердце мне подсказывало – что-то с ним все же происходит.

- Что именно казалось странным?

М.: Во-первых, появились новые друзья. Причем, я не могу сказать, что это были какие-то асоциальные элементы, к которым мы привыкли относить наркоманов. Это были молодые красивые здоровые ребята, воспитанные, явно из хороших семей, прилично одетые, с правильной речью, недешевыми телефонами. Во-вторых, он стал больше тусоваться и мог неожиданно сорваться и убежать «по делам». Впрочем, с молодежными тусовками сложно понять, где норма, а где перебор. Но самое характерное – это запах. У сына, его одежды, полотенец, которыми он пользовался, появился характерный, ни с чем не сравнимый запах. Не могу сказать, что он напоминал, наверное, какие-то лекарства. Я спрашивала: - Чем пахнет? Он отвечал: - Ну, может быть, это новый кондиционер для белья.

- Вы испытали облегчение, потому что стало понятна, в чем проблема?

М.: Да. Пазл сразу сложился. Знать, откуда пришла беда, все же лучше, чем пребывать в полном неведении. Я сразу поняла, что это наркотики. И что это и есть проблема, которую надо решать.

- Какие были ваши действия?

М.: На самом деле, осознание проблемы не есть четкое понимание, что с ней делать. Но так получилось, что я давно знаю главврача клиники Маршака Дмитрия Вашкина. Я отправилась к нему в тот же день, когда нашла злополучный пакетик. Потому что совершенно не знала, что делать дальше. Честно говоря, я была уверена, что ситуация не зашла далеко. Что нескольких бесед с психологом будет достаточно. Однако, Дмитрий мне сказал: «Половину из того, что тебе рассказал твой сын – неправда. Его надо класть в клинику и лечить стационарно. И вместе с ним придется измениться всей вашей семье».

- Как вы отнеслись к этой рекомендации?

М.: Первая реакция – сильнейшее сопротивление. Как так – класть в клинику? Мой сын – не тяжелый наркоман. Ему просто нужно вправить мозги, объяснить, что наркотики – это плохо. Но потом я поняла, что наркомания – это заболевание, которое требует не только психологической, но и медицинской поддержки. А также работы со всей семьей, реабилитации, смены круга общения.

- Как вы сообщили сыну, что в курсе его тайны? Как уговорили лечь в клинику Маршака?

М.: Я показала ему пакетик с порошком и спросила: - Это твоё? Он ответил, что да. Я спросила: «Зачем?» Он сказал, что «просто хотел попробовать». Мне кажется, что именно я направила в тот сложный момент ситуацию в правильное русло, потому не стала проявлять агрессию. Я постаралась быть к сыну максимально ласковой. И сказала: - Поехали лечиться? Сын согласился. Как потом выяснилось, употребление вышло из-под его контроля, и он сам от этого страдал. Поэтому проблем с госпитализацией не возникло.

- Как проходило само лечение? С чем пришлось столкнуться вашей семье?

М.: Лечение длилось сначала месяц, а потом было принято решение о его продлении. На одной из совместных сессий сын замкнулся в себе, отказался наотрез обсуждать одну важную для выздоровления тему. И психологи решили, что он не готов к выписке. А потом была еще одна совместная сессия, которая полностью перевернула его мировоззрение. Мне кажется, он тогда впервые стал думать о ком-то, кроме себя. Впервые осознал, насколько был эгоистичен в принятии своих решений.

- Как проводилась работа с семьей? Действительно ли, чтобы изменить ситуацию, серьезно поработать над собой пришлось не только сыну?

М.: И Дмитрий, и психологи меня сразу предупредили, что «лечиться», то есть работать с психологом и посещать группы нужно будет и мне. Я не сразу осознала глубину проблемы. Но на первой же лекции меня потрясли слова специалиста о том, что семья – это механизм. И если в нем починить сломанную шестеренку, она вскоре снова сломается, если не отладить работу всей системы. Именно тогда я впервые поняла, что созависима. И что мне надо менять свою жизнь. Это было очень непросто.

- Как вы ее изменили?

М.: Так сложилось, что полностью. И я об это не жалею. Я стала заниматься собой, заниматься тем, что мне нравится. А нравилась мне психология, и я, наконец, решилась поменять профессию – поступила в институт психоанализа, чтобы исполнить мечту – стать профессиональным психологом. Параллельно посещаю курсы помощи людям с аддикциями, в частности – с химической зависимостью. Оказалось, что это не просто невероятно интересно, но и то, к чему у меня лежит душа, сказывается и личный опыт, которым хочется поделиться.

- Как за год изменилась жизнь вашего сына?

М.: Сын восстановился на учебе, снова устроился на работу, сменил круг общения, стал встречаться с новой девушкой, готовится к самостоятельной жизни. Я им очень горжусь! Справится с зависимостью способен, увы, не каждый, но он старается.

- Что вы посоветуете родителям, которые узнали, что подросток употребляет наркотики?

М.: Главное – без самодеятельности. Только специалист может определить, до какой стадии дошло заболевание, достаточно ли будет работы с психотерапевтом или пора подключать и медикаментозное лечение. А значит, в первую очередь надо обратиться за помощью к психологам, которые работают именно с зависимостью от наркотических веществ. В клинике Маршака есть прекрасные специалисты.

- Что родителям делать с чувством вины: мол, что-то упустили, не доглядели или наоборот, чересчур опекали? Вам знакомо это чувство?

М.: Знакомо, но я разделила ответственность за то, что случилось, на двоих. И весь это год я ищу баланс между контролем и свободой, между дружбой и родительством, между желанием отпустить и быть рядом. Это, пожалуй, самое важное – сохранять равновесие и не уходить в полярности.

Количество показов: 1199

Возврат к списку

Патенты и сертификаты