Задать вопрос

Сергей Мазаев: «Лечение в клинике Маршака разделило мою жизнь на «до» и «после»!

Сергей Мазаев: «Лечение в клинике Маршака разделило мою жизнь на «до» и «после»! 07.08.2018



Сергей, раз уж мы будем говорить о зависимостях, то и вопросы будут соответствующие. Как в семье, в которой вы выросли, относились к алкоголю?


С.М.: Моя семья никак к алкоголю не относилась. Да, на праздники родители (меня воспитывали мама и отчим) могли выпить, но не более того. Никогда не было такого, чтобы спиртное было постоянным спутником обеда или ужина, пьяными я родителей никогда их не видел.


К.М.: Когда вы впервые попробовали спиртное, что вы испытали? Эйфорию, отвращение, чувство причастности к взрослой жизни?


С.М.: Мне было лет двенадцать. Я с товарищами выпил полбутылки портвейна и, честно говоря, даже не понял, опьянел или нет. Но я помню, что вкус мне понравился. Пришел домой, дома были мама и отчим, которые никаких странностей не заметили. Вообще, я был крепкий мальчик, катался на лыжах и не доставлял взрослым особых хлопот. Вырос во дворе, для того времени это было нормально.


Какие у вас были отношения с родителями?


Есть мнение, что люди, у которых было сложное детство, склонны к зависимостям. Возможно, но это точно не про меня. Я вообще не верю ни в генетику, ни в окружение. Я не верю в то, что зависимость наступает от «недолюбленности». Нас всех где-то в чем-то недолюбили. Мое детство было счастливым: замечательная мама, отчим, который всегда поддерживал. С родным отцом я не общался, у них с мамой было сложные отношения. Тем не менее, я рос в здоровой среде, занимался в детском духовом оркестре в «Доме пионеров» Дзержинского района, именно там и начал как музыкант. В подростковом возрасте у нас с друзьями были разные интересы, и они никак не были связаны с алкоголем. Разве что однажды: закончили восьмой класс, и родители одной из девочек уехали на дачу. Мы собрались у нее дома, напились вина, меня страшно тошнило. Обычная такая история для взрослеющего человека.


Когда вы стали употреблять регулярно?


В 18 лет я оказался в музыкальном училище, там мы иногда позволяли себе портвейн. Но опять же не регулярно. Потом служил в армии - в оркестре Академии Жуковского в Москве, где, конечно, выпивали, но опять же не систематически. После армии я поступил в Московский университет, но и там особой «дружбы» с алкоголем не наблюдалось. То есть моя зависимость формировалась не молниеносно, а в течение многих лет. После университета мы поехали работать в филармонию как ансамбль «Здравствуй песня». И вот там начали выпивать чаще. Спешу заметить, что окружение было вполне приличное – творческие, талантливые люди, никаких пьяниц. Пить много и почти ежедневно я начал году в 85-м, когда бросил группу «Здравствуй песня». Молодые люди тогда были очарованы Фестивалем Молодежи и студентов, все хотели уехать за границу и я тоже. Работал я тогда в ресторане. И вот там началось – каждый день водка или коньяк. Мне казалось, что это в порядке вещей.


Многие творческие люди утверждают, что алкоголь и наркотики помогают им работать. Вы согласны?


Абсолютно не согласен! Психотропные вещества вовсе не помогают созидать, а, наоборот, разрушают человека и его творчество. Просто под кайфом или в состоянии опьянения тебе кажется, что ты круто играешь, поешь, рисуешь. Но, увы, это иллюзия. Я бросил пить 14 лет назад и могу сказать, что люди, которые употребляют алкоголь или наркоту, на самом деле не реализуются. Они топчутся на месте или в лучшем случае двигаются вперед, но гораздо медленнее, чем те, кто живет без допинга. Если б они вели здоровый образ жизни, то, поверьте, сделали бы в своей жизни гораздо больше. Я много читал об алкоголизме. Финские ученые, например, провели такой эксперимент. Они взяли два типа людей: тех, кто не пьет алкоголь совсем и тех, кто употребляет, но цивилизованно. И вот представьте себе, у первой группы все показатели (рост на работе, отношения в семье и пр.) были лучше, чем у выпивающих. Алкоголь уничтожает нейронные связи в головном мозге, снижает интеллект, внимание, способность быстро принимать решения. Алкоголь – единственный наркотик, который лишает человека памяти! 


А вот Чехов говорил: «Если человек не курит и не пьет, поневоле задумаешься: а не сволочь ли он?» Несмотря на культ ЗОЖ, его адепты многим кажутся странными людьми.


Тут я с Чеховым не согласен. Просто алкоголь действует на нервную систему таким образом, что у человека под градусом и с похмелья обострены все чувства, он, возможно, ярче воспринимает те или иные события, слова, поступки, он кажется окружающим более душевным, открытым. На самом деле он просто не пробовал жить без алкоголя. Окружение тоже не знает, какой он трезвый, а значит, настоящий. Я повторяю, что алкоголь и наркотики не открывают никаких «каналов». Из под кисти художников, которые употребляют различные вещества, выходят странные картины. Они даже признаются гениальными, но, чтобы творить гениальное, талантливому человеку не обязательно входить в состояние измененного сознания. Хорошо, что человеческий мозг восстанавливается. Когда я 14 лет назад вышел из запоя навсегда, у меня улучшился слух , зрение и обоняние, я стал ощущать мир гораздо острее и лучше. И вот это как раз не было иллюзией.


Вы тогда сами поняли, что вам необходима помощь или близкие забили тревогу?


Мне помог мой друг Иван Дыховичный, которого, к сожалению, уже нет в живых. Именно он предложил мне сделать первый шаг в сторону врачей. Он объяснил мне, что алкоголизм - это заболевание, я думал, что это не более чем вредная привычка. Мне было сорок к небольшим . Очень помог врач Сергей Абрамов –порекомендовал своих друзей- наркологов, которые меня буквально спасли. Я до сих пор очень им благодарен.


Что это был за метод?


Исключительно медикаменты. Без них бросить практически невозможно! В мою кровь вогнали аллерген. Доза алкоголя грозит мне сильной аллергической реакцией. Силы воли завязать самостоятельно у меня бы не хватило бы, конечно. Но ее хватает на то, чтобы не пить вообще. Меня поставили на ноги, а потом я уже сам себя занимал. Находил спасение в музыке, в творчестве. Но аллерген – это крайняя мера. Я для себя решил, что пусть лучше умру, чем снова превращусь в скотообразное существо. И главное: у меня в 2000-м году родилась дочь, и мне очень хотелось, чтобы она никогда не видела меня пьяным. Мне это удалось.


Но вас подстерегала другая зависимость….


Да, от кокаина и марихуаны. Случилась это следующим образом. Появилась группа «Моральный кодекс», я стал популярным артистом, стал общаться с людьми из «тусовки», они меня сперва и угощали. Я тогда общался с девушкой из московских мажоров, ей очень нравился наш гитарист. Однажды она приехала к нам в гости и привезла волшебную баночку, которую мы и употребили. Радость была невероятная. Я решил, что это какой-то антидепрессант, лекарство, которое просто использовали не по назначению. Первое время кокаин прекрасно влиял на мое физическое состояние – бодрил, поднимал настроение. Неприятные последствия употребления обычно снимаются алкоголем. Поскольку мне он противопоказан, приходилось применять снотворные препараты. История, разумеется, не здоровая. Долгое время я употреблял нерегулярно, но в мае этого года случилась со мной серьезная неприятность. И ушел в штопор на месяц. Страшно похудел, выглядел ужасно. Сначала пытался себя оправдывать – мол, употребляю, чтобы похудеть. Но потом стало понятно, что это наркотическая зависимость. В таком состоянии меня и обнаружили мои друзья, Федя Бондарчук и Коля Фоменко. Они срочно предложили лечь в клинику Маршака. Это настоящие друзья! Только благодаря им и специалистам клиники я сейчас с вами разговариваю.


Как ваша семья относилась к тому, что вы употребляли наркотики?


Разумеется, отрицательно. У меня полноценная прекрасная семья, двое детей. И есть еще дети от первого брака. Моей жене было отвратительно то, что я делаю. Она очень за меня переживала, даже когда случаи употребления были единичными. Но проблема в том, что когда ты в употреблении, тебе совершенно все равно, что там тебе говорит близкий человек. Ты просто не можешь сам сойти с этих рельсов. Тебе кажется, что все вообще отлично. Единственный вариант – это уговорить и везти в клинику. По отношению ко мне друзья не применяли физическую силу, но поговорили весьма жестко.


Как проходило само лечение?


Сначала я отказывался лечиться. Первая неделя вообще самая сложная. Я не чувствовал себя больным и два раза собирал вещи, пытался уехать домой, но меня уговорили остаться. В клинике работают настоящие профессионалы, им удалось убедить меня остаться несмотря на то, что я вёл себя довольно буйно. Первые недели меня лечили медикаментозно, без этого, увы, никак. Потом перевели на общий режим. Сейчас я вне Клиники, и больше не употребляю наркотики.


Сложно было отказаться от вредной привычки?


Только медикаменты помогли. Меня «капали» специальными препаратами, очень все грамотно сделали. Я набрал вес и хорошо себя чувствую, в том числе ментально. Психотерапия также была. Нужно время, чтобы клетки перестали «желать» наркотик или алкоголь. Отвыкание связано со скоростью деления клеток. Мне очень помог главврач Дмитрий Вашкин, настоящий профессионал своего дела! Хотя первое время все врачи вызывали отторжение, как, впрочем, и перспектива избавиться от зависимости. Также мне сперва показалась странной система «12 шагов», но в процессе терапии стало понятно, что она удивительным образом работает. Сегодня я здоровый человек, у меня масса планов, в первую очередь творческих. Моя жена очень довольная и старшая дочка тоже. Младшие дети, я надеюсь, об этом периоде моей жизни никогда не узнают. И я очень надеюсь, что они никогда не попробуют эту дрянь.

 

 


Количество показов: 769

Возврат к списку

Круглосуточная анонимная консультация
Обратитесь прямо сейчас или закажите обратный звонок. Мы помогаем даже в самых тяжелых случаях!
Бесплатная консультация